Главная Общество Сергей Гапликов: Готов на все сто

Сергей Гапликов: Готов на все сто

13 июля 2017

Мы продолжаем публикацию интервью с Главой Республики Коми Сергеем Гапликовым, начатого в предыдущем выпуске нашей газеты. Глава Коми в своем интервью журналистам республики рассказал о себе и о судьбе, Родине и службе. В ходе беседы стало ясно, что губернатора ждет новая, не зимняя, а всесезонная «олимпиада» и стройка такого масштаба, которую еще до конца никто себе не представил.

Новая «олимпиада», или «Забег на 100»

– Про Олимпиаду в Сочи существует много слухов, много разных оценок. Послевкусие от нее испортили допинговые скандалы и буквально травля наших спортсменов по всему миру. Расскажите о своих личных ощущениях от сочинской Олимпиады?
– Если про Олимпиаду начать говорить – это многие часы. Давайте договоримся, что это будет следующее интервью. Я только замечу, что и травля российских спортсменов, и сплетни про Олимпиаду, где якобы разрушаются спортивные объекты, где все так плохо, – это ответная реакция тех, кто завидует России и ненавидит ее. Потому что я видел своими глазами такой эмоциональный подъем, такое счастье сотен тысяч наших людей, гостей со всего мира, такую искренность, что даже не знаю, увижу ли еще когда-нибудь что-то подобное? И потом, в Сочи каждый день приезжают отдыхать буквально сотни тысяч туристов, и если бы что-то было не так, вы представляете, какой был бы негативный фон в социальных сетях? Сочинская олимпиада строилась трудно, я расскажу об этом немало интересных историй, но не сегодня. Прошлые успехи не оправдывают возможных неудач сегодняшних. Поэтому сегодня, завтра и послезавтра все мои мысли только о Республике Коми.

– Что вам сегодня больше всего мешает работать? Критика общественного мнения, наследие непростого прошлого, мировой кризис, экономический кризис в России?
– Если вы обратили внимание, я по большей части непубличный человек. Когда работал главой Олимпстроя, часто вы обо мне слышали? Нет. Я живу закрытой личной жизнью: женат, двое детей, счастлив, но большего я не скажу. Критика меня, конечно, расстраивает! Особенно если несправедливая, если справедливая – я задумываюсь. Но мне это работать, именно работать Главой Республики Коми, не мешает. Почувствуйте разницу: работать «лицом» Республики Коми, ходить в магазины, тратить уйму времени и сил, чтобы «присутствовать» и нравиться – я не буду. Вот если так видеть «работу», тогда да, нужно очень хорошее общественное мнение, рейтинг. Мне же нужен результат. Не исключаю, что не быстрый. Поэтому и даю вам столь подробное интервью – это будет нечастый формат. Отчитываться будем делами. Мне не мешает экономический кризис, потому что мы его не провоцировали, и наша дорога может быть только вверх. Но что очень мешает, так это тяжелое долговое бремя республики.

– Это как-то даже «неинтересно» – винить во всем предыдущее руководство…
– А я никого не виню, вы спросили, я ответил, что существует такое наследство. И ничего личного. Но 80% всех долгов Республики Коми – это долги коммерческим банкам под 18-20 процентов годовых! Эти кредиты взяты в 2013-2015 годах. Сложившаяся практика, когда 50-65% регионального долга замещены государственными кредитами, а в республике чуть меньше 20% таких кредитов. Почувствуйте разницу – под 0,1% годовых! Что получается: в этом году республика должна погасить 21 миллиард рублей кредитов. Если не платить, то республику признают банкротом, а если платить, то снова наращивать долговое бремя. Вот и бьюсь, чтобы Правительство России помогло с реструктуризацией. Тогда у нас появится возможность сократить дефицит и существенно снизить долговое бремя бюджета. А это в свою очередь новое строительство и ремонт дорог, школ, больниц, детских садов, домов культуры, спортивных объектов и многое другое.

– Коснувшись бюджета, нельзя не отметить мнение многих, что сырьевые города и районы обделены при распределении бюджета в пользу Сыктывкара.
– Это не так. Сыктывкар совсем не нахлебник. Весь прочий бизнес, промышленность, транспорт, сервис, пищевое производство и лесопереработка – это Сыктывкар. Естественно, бюджеты сельских районов достойны большего. Администрациям районов и городов нужно самим более активно развивать все формы предпринимательства, по-хозяйски относиться к бесхозному имуществу, ко всему тому, что сегодня приносит увеличение доходов муниципальных бюджетов. Естественно, достойны большего и бюджеты нефтедобывающих городов Усинска и Ухты, где есть крупные налогоплательщики и высокая собираемость налогов. Поэтому «большего» достойны все. Но не обижайте и Сыктывкар, пожалуйста. Динамика роста бюджетов с каждым годом будет улучшаться в том числе, если мы решим проблему республиканского долга.

– Непопулярные решения исполнительной власти в отношении льгот из числа этих задач?
– Те решения, которые вызвали общественный резонанс, это только видимая часть огромной работы по снижению расходов бюджета, по оптимизации численности чиновников, по поиску новых источников пополнения республиканского бюджета. Вы знаете про соглашения с ЛУКОЙЛом, Газпромом, Монди о социальном партнёрстве, которые мы подписали. Вы знаете о большой работе в Правительстве РФ по Воркуте и Инте. Чтобы не приходилось впредь экономить на малом, нужно сделать что-то действительно большое. Почему такая ситуация в республике сложилась? Ответ, по-моему, очевиден.

– Простите, но, как говорил Джон Леннон, «жизнь – это то, что происходит с нами, пока мы строим планы». Вам не кажется, что все эти планы и проекты настолько далеки от людей, живущих сегодня, что просто не найдут никакой поддержки?
– В чем сила Китая? Еще 30 лет назад Китай производил только рис, фарфор и бумажных змеев. Посмотрите сейчас: уже и автомобили китайские, не только обувь, техника, телефоны… Я вам больше скажу: мы сами еще не решили, как использовать и загружать Северный морской путь, еще никак не построим Белкомур, мучаемся с Интой и ее бурым углем, а Китай уже построил ледоколы, чтобы выводить грузы из полярных богатых краев. Потому что в Китае горизонт планирования не как у нас: «ночь простоять и день продержаться», а минимум 50 лет. Или так – одно человеческое поколение. Они думают о процветании нации, государства вдолгую, потому что скорость перемен стала выше. Хотя сами говорят: «Куда торопиться – впереди вечность». У них мало сырья, им страшно нужны мы, Республика Коми, НАО, Архангельск и Мурманск, чтобы отвести угрозу паралича традиционных тихоокеанских маршрутов в случае торговой войны с США.

Я очень хорошо понимаю ваш вопрос. Сегодня людям нужны внимание, забота, справедливость и чувство защиты «здесь и сейчас». Это да, задачи главы республики. А еще есть задачи решить финансовые проблемы республики, организовать добычу угля в Инте, где сегодня убыток по году больше миллиарда. И думать о будущем Воркуты и ее разрушенных поселков и дырявого водоканала. Да, это тоже задачи главы республики. Но нужно встроить Республику Коми в формирующуюся именно сегодня, сейчас структуру мировой транспортной и торговой системы Нового северного шелкового пути. И это тоже задача главы республики. И паводок в Ёрмице – это тоже задача главы республики.

– Так, а что главнее-то?
– Всё главное. Жизнь человека главное. И того, кто в Ёрмице лишился огорода из-за паводка, и того студента, который решает уехать из Коми в Петербург, потому что не видит здесь будущего, не видит его образа. Не видит в будущем себя, свою работу, свою семью. Сбежит, чтобы работать там в кабаке или разносить пиццу. А мог бы строить и эксплуатировать новый гигантский порт Индига.

– Вы хотите сказать, пришло время новой большой стройки? Нового БАМа? Новой Днепрогэс? Но в стране кризис, нет денег. Какая логика в этом сейчас?
– Все лучшие документы по развитию Республики Коми, Арктического региона России я нахожу в архивах. 60-е, 70-е годы были временем профессионалов. Но внимание! Тогда не было Китая! Не было Кореи, Малайзии, Сингапура как потребителей. Не было самого большого Азиатско-Тихоокеанского рынка в мире. Не было таяния арктических льдов. И даже на том фоне наука буквально кричала: стройте железную дорогу из Сосногорска в Индигу, из Воркуты в Усть-Кару, стройте же глубоководные порты, куда будут заходить суда с большим дедвейтом (осадкой) для погрузки и транспортировки грузов по Северному морскому пути (СМП), чтобы не только сжиженный газ и нефть, но и горючие сланцы, различные руды, уголь, целлюлоза, вискоза, бокситы, удобрения, карбамиды, продукция угле- и нефтехимии и многое другое таскать в Европу, Китай, Корею, Японию. Есть такое выражение: хороша ложка к обеду. Тогда – это было не оправдано, сегодня я уверен: время пришло. Но есть и другая поговорка: быть в нужном месте в нужное время. То есть свое «счастье» важно не проспать.

Готовьтесь на все 100!

– Таким образом, у вас есть план. С большой буквы П. Но денег нет. Что делать?
– «Что делать?» – это нелюбимый русский вопрос. Лучше «кто виноват?», я шучу, конечно.

Республике Коми 100 лет в 2021 году. То есть у нас есть «пятилетка». Я совершенно искренне считаю, и коллеги из РАН так считают, и Арктический институт Китая так считает, и Президент Владимир Путин это сказал, что будущее мировой сырьевой торговли – за Арктикой. Какой лучший подарок страна Россия может в нынешних условиях сделать Республике Коми? Нет, не Ледовый дворец для «Строителя», мы сами его построим. И не праздничное шоу – шарики улетят, а проблемы останутся. Нам нужна Государственная программа вхождения Республики Коми в мировую торговлю через использование возможностей СМП, дополняя его обеспечивающей наземной транспортно-логистической инфраструктурой. Только так мы можем привлечь в регион десятки новых предприятий для более высокого передела сырья. Чтобы экспортировать не только нефть, а продукцию нефтехимии, не уголь – а продукцию углехимии, не лес – а целлюлозу. Сегодня 30 процентов всех ПФХ (пластмасс) делается в мире из… угля. А есть еще марганец, бокситы, дефицитные на мировом рынке гелий и вискоза. Но регион очень ограничен в вопросе развития именно промышленного потенциала слабой наземной транспортно-логистической инфраструктурой, позволяющей на коротком плече выходить в Мировой океан. Я, конечно, очень хочу, чтобы к 100-летию Республики Коми была построена железнодорожная ветка Белкомур (Пермь – Соликамск – Сыктывкар – Усогорск – Архангельск), Архангельский порт, железнодорожная ветка Баренцкомур (Пермь – Соликамск – Троицко-Печорск – Усть-Цильма – Индига) и был построен глубоководный практически не замерзающий порт Индига. Был построен Северный широтный ход, соединяющий регионы Северо-Запада с уральскими территориями и Сибирью. Конечно, нужна железнодорожная ветка Урал промышленный – Урал Полярный. БАМ должен получить своё второе рождение. Все это потенциальная грузовая база для СМП через порты Балтики, Белого, Баренцева и Карского морей. А это принесет 100-кратную отдачу в виде налогов и десятков тысяч новых рабочих мест.

Что касается денег. Уверен, консорциум наших инвесторов, которые уже сегодня заинтересованы в том, чтобы возить по СМП даже зерно, машины, продукты глубокой переработки древесины, а также китайских и корейских инвесторов, возможно, арабских партнеров – это очень вероятный сценарий развития. И санкции тут не помешают. Наоборот, они словно подталкивают нас к этому правильному решению.

– Вы считаете такой план реальным? Уже к 100-летию?
– Есть про это хорошая китайская поговорка: «Лучший день посадить дерево был 20 лет назад. Но другой лучший день – сегодня». Нужно принять решение и начать. Русские долго запрягают.

– Хорошо, это завтра. А сегодня-то в Инте зарплату дадут? А то мы как-то унеслись мыслями в Китай.
– По Инте все посчитано. Закрыть шахту формально дешевле, чем терпеть ежегодные убытки больше миллиарда. Но закрытие шахты повлечет за собой социальные обязательства по 5-7 миллиардов рублей в течение 7-10 лет. А необходимые инвестиции для разработки следующего угольного поля, для строительства современной обогатительной фабрики максимум до 5 миллиардов. И город продолжит жить, мы выиграем десятилетия для альтернативного будущего Инты. Но для этого сегодня нужен постоянный покупатель угля или новый собственник, который выведет предприятие на 3-3,5 млн. тонн безопасной и рентабельной добычи. Так как сегодня этот актив не рыночный, не конкурентоспособный ни по продукции, ни по организации, то новый собственник может появиться, к сожалению, только вынужденно. 16 июня я встретился в Петербурге вместе с полпредом Президента в СЗФО Николаем Цукановым с премьер-министром Дмитрием Медведевым по этому вопросу. Дмитрий Анатольевич дал необходимые поручения министру энергетики Александру Новаку в рамках определения дополнительной потребности и активизации сбыта через вынужденного инвестора. Такими партнерами могут быть ОГК-2, Интер РАО, Русский уголь или более мелкие трейдерские угольные компании. В любом случае интинский уголь имеет будущее, потому что его дешевле везти. В стоимости доставленной тонны угля транспортный тариф достигает до 70 процентов. Поэтому если мы шахту не «разбудим», то на Интинскую ТЭЦ этой зимой придется везти кузбасский уголь по 3300 за тонну вместо 1600. И это еще не все: он влажный и будет смерзаться, его второй раз придется «добывать» из вагонов. Поэтому ответ: шахту будем сохранять, зарплату платить, убытки пока терпеть.

– А как так получается, что шахта работает, а убытки огромные?
– Потому что при шахтном способе добычи угля 80% себестоимости – это постоянные издержки. Так как объемы добычи и продажи катастрофически упали ниже 1,2 миллиона тонн, то появились огромные убытки. Если вернуться хотя бы к 3,5 миллиона тонн – будет «ноль». Это первоначальная цель предприятия.

– Коротко тогда и о перспективах Воркуты?
– Давайте прекратим себе лукавить и честно посмотрим в глаза действительности. Воркута сегодня уже практически превратилась в вахту. Что такое вахта? Это не только вагончики-теплушки, бутылка водки и тяжелый труд. Это когда твоя собственность на месте работы ничего не стоит. Сколько стоит квартира в Воркуте? За миллион в Воргашоре можно купить подъезд. Поэтому все думают об одном: как уехать. Это честная позиция. Но есть но. Я начал с того, что самое большое достижение молодой России – это наша сильная армия и дипломатия. Мы отодвинули от себя угрозу терроризма – конечно, уничтожать бандитов нужно в Пальмире, а не на своей земле. Мы обозначили зону своих стратегических интересов в глобальной перспективе. Для создания условий защиты наших Арктических рубежей важно иметь не просто оснащённые военные базы и аэродромы, но и развитые города, которые могут выполнять функцию опорных хабов, перевалочных узлов, коммуникационных центров, центров других компетенций для всей стратегической прибрежной инфраструктуры вдоль нашего СМП. Воркута уже не «столица мира», но быть «столицей Арктики» она еще вполне может. Важно, что этот город когда-то строили лучшие люди страны. Генофонд у Воркуты сильный, есть компетентные люди в разных сферах. Было бы еще у «Северстали» больше социальной ответственности, чтобы социальный контракт носил не характер дежурного «сахарка» для дрессированного тигра. Ну сами подумайте, что такое 20 миллионов в год на социальное партнёрство для города с огромной инфраструктурой и возможностями? Нужно, конечно, вложиться в инфраструктуру, провести «уборку», определиться с тем, куда стоит вкладывать силы и средства… И это тоже вопрос «готовы ли мы к 100-летию Коми?» сегодня, потому что люди уезжают и вернуть их будет тяжело. Развитие Воркуты как опорной территории в Арктике тоже тема государственной программы.

Коми: место Первых

– У вас есть места в Коми, в которых вы хотите побывать?
– О, вы спрашиваете! Я мечтаю пройти по Печоре на катере, сходить на рыбалку. В августе запланировал поход на три-четыре дня в тайгу. Хочу увидеть гору Пембой, скалы Каменки, хочу сходить на охоту на птицу. Хочу посетить место, серебряные рудники в Усть-Цильме, которые дали Петру I первое серебро для чеканки монет.

– Когда вы еще не были главой Коми, до разговора с Путиным о своем назначении, что вы знали о Коми?
– Знал, что первую российскую нефть стали добывать под Ухтой. Знал, что край огромный, красивый, водный, лесной. Потом уже здесь узнал, что и первый русский чугун – из Койгородка. Но знаете, когда я реально понял перспективы? Патриарх Кирилл в свой прошлогодний визит в республику сказал: «Даже если бы у России не было Сибири, она смогла бы прожить одной Республикой Коми». Но я скажу, может, и не в тему. Не под землей главные богатства Коми, а на земле: природа, люди и перспектива.
 

Комментарии (0)


Противодействие коррупции



Фотогалерея
Версия для слабовидящих