Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
     12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
       

Главная Здравоохранение Есть такая профессия – лечить детей!

Есть такая профессия – лечить детей!

15 июня 2018

Есть такие профессии, представителей которых благодарят не только по праздникам, но и каждый день, а бывает и не по разу. Каждый знает – это медицинские работники. Врачи, медсёстры, санитарочки... Нет человека, который ни разу бы не был у врача. Накануне Дня медицинского работника мы побеседовали с замечательным человеком – заведующим детским отделением Центральной районной больницы Дмитрием Максимовым.

Болеть меньше не стали

– Дмитрий Иванович, вы – потомственный врач. Вашего отца, отдавшего нашей больнице много лет, до сих пор помнят в селе те, кто постарше. Он как-то повлиял на выбор вашего жизненного пути?
– Видя, как его постоянно вызывают из дому в нерабочее время, отрывают от семьи, поднимают ночью, в школьные годы я категорически не хотел идти по его стопам. Но в 1993 году, после окончания школы, все равно поступил в мединститут, так как профессия врача меня привлекала своими огромными возможностями познания самого ценного – здоровья.

– Думали ли вы, что станете именно детским врачом?
– К сожалению, в разное время ушли из жизни два моих двоюродных брата. Видя со стороны, как порой бывают беспомощны дети в случае болезни и какое это горе для родителей, выбор в пользу педиатрии был сделан осознанно. И, к сожалению, во время учебы при прохождении ежегодных коротких практик не раз приходилось видеть детскую смерть, участвовать в проведении реанимационных мероприятий детям, видеть, как тают надежды. Поэтому в 2003 году в Санкт-Петербурге дополнительно получил специальность анестезиолога-реаниматолога.

– Но, наверное, со взрослыми было бы работать легче: они могут сказать, где, что и как болит, а что может сказать маленький ребёнок?
– Нет, это не совсем так. Мне, например, с детьми легче. Если ребёнок серьезно болен, то это видно сразу по его поведению. Если ему становится легче, он сразу оживляется. Заболевания у детей в основном острые, т. е. заканчивающиеся полным выздоровлением. Взрослый же часто скрывает, по какой причине ему стало плохо и где у него болит. Особенно это касается мужчин. Иногда бывает прямо противоположная ситуация: жалобы необоснованно преувеличены, эмоционально приукрашены, надуманны. Много фактов симуляции, чтобы получить «больничный». Многие взрослые пациенты имеют много болячек, взаимно маскирующих друг друга. Многие хронические заболевания взрослых вызваны алкоголизацией, нежеланием следить за своим здоровьем, излишним весом. Тут, если нет мотивации самого больного, медицина бессильна. Потратив кучу времени, сил и нервов на таких больных и видя, что после выписки больной опять «берется за старое», удовлетворения от своей работы врач получает меньше.

– Статистические данные говорят, что мужская жизнь обрывается раньше. С чем связано это явление?
– Здоровье мужчин резко ухудшается после 50 лет, когда признаки заболеваний уже трудно скрывать. До того, занятые работой, экстремальными увлечениями, мужчины не считают нужным думать о своём здоровье и пропускают первые проявления болезни. Спохватываются уже тогда, когда обращения к врачу не избежать. Чаще всего это заболевания сердечно-сосудистой системы, проблемы с позвоночником и запущенная онкология.

– А что с женщинами?
– Женщины, на мой взгляд, в этом вопросе более мотивированы. Мужчине, чтоб пойти к врачу, нужно сделать усилие над собой. Он же сильный в душе, а тут чувствует свою слабость. И поэтому обращение к врачу откладывает «на потом», заливает боль спиртным. И еще. Как говорят, многие болезни от нервов. Мужчины чаще скрывают свои эмоции, копят в себе негатив, что потом выливается в проблемы со здоровьем. Женщины чаще выплескивают эмоции наружу. Поэтому, на мой взгляд, они более здоровы.

– А как же с онкологическими заболеваниями? Отовсюду слышим, что раньше не было такого количества раковых больных.
Раньше, на мой взгляд, не было такой четкой статистики. Умер человек – и умер. Многие ли знали, от чего? Вскрытия производились нечасто. Сейчас же практически все умершие исследуются патологоанатомом, который и ставит диагноз, от чего именно скончался человек. Отсюда и такие народные суждения.

– Дмитрий Иванович, в отделении сейчас лежит немного народу. Можно ли сказать, что дети стали меньше болеть?
– Меньше болеть не стали. Просто в районе, да и в республике в целом, стало меньше детей. В девяностые годы у нас было три детских отделения: в Жешарте, Микуни и Айкино. И порой мест не хватало. Но в связи с демографическим спадом и оттоком людей детей стало значительно меньше. Это раз. Теперь мы чаще практикуем, если позволяет состояние ребёнка, практику его дневного пребывания в отделении вместе с матерью. После лечения они уходят домой до следующего дня. Это позволяет разгрузить стационар, что особенно важно во время эпидемий, уменьшить вероятность заражения ребёнка внутрибольничной инфекцией – болезни же у всех разные, да и просто сократить расходы на содержание больных в стационаре.

– Вы затронули важную тему. В ЦРБ, как я поняла, нет инфекционного отделения?
– Инфекционного отделения или больницы нет в районе вообще.

– А куда же попадают инфекционные больные?
– Для них у нас предусмотрены боксы – отдельные палаты, размещенные в приемном отделении, доступ в которые разрешён только медицинскому персоналу.

– Но, по большому счёту, все так называемые простудные заболевания являются инфекционными…
– Именно поэтому порой приходится выписывать ребёнка раньше, чем он окончательно выздоровеет, если он уверенно пошёл на поправку. Далее лечение можно продолжить амбулаторно, чтобы ребенок не получил новую порцию вирусов от вновь поступившего больного.

– Дмитрий Иванович, ещё у родителей часто возникает недоумение: почему один врач лечит болезнь одним способом, назначает одни препараты и процедуры, а другой врач делает совершенно другие назначения. И как узнать, кто из них, скажем так, более прав?
– У нас в стране не один медицинский институт. В каждом из них преподают свои профессора, у которых своя огромная практика. Мы – ученики своих профессоров, следовательно, опираемся на опыт их работы. Каждый врач периодически посещает разные тематические курсы усовершенствования, повышения квалификации. Они тоже проводятся на базе разных медицинских академий. У каждого преподавателя подходы разные. Врач сам выбирает то лечение, которое считает наиболее обоснованным.

– Порой же возникает другой вопрос: почему доктор всем, кто приходит к нему с той же простудой, назначает одни и те же препараты, будто под копирку выписывает рекомендации?
– Если возбудитель заболевания – один и тот же, почему мы должны бороться с ним какими-то другими способами? Например, грипп. Есть рекомендованная схема, по которой и назначается лечение. Если оно оказывается неэффективным, лечащий врач сделает другие назначения. Но для лечения инфаркта, инсульта и многих других заболеваний существуют специальные стандарты, разработанные ведущими специалистами и выполнение которых спасает человеку жизнь и не допускает ненужной отсебятины.

Детское отделение

Мы сидели и беседовали в ординаторской, и вдруг в коридоре отделения раздался детский плач. В одно мгновение доктор Максимов оказался рядом с плачущим ребенком. И этот порыв врача был таким естественным, таким настоящим, что невольно вызвал во мне уважение и убеждение в том, что в отделении – «правильный» врач.

…Наша беседа вышла далеко за рамки детского отделения...

– Однако давайте познакомимся с персоналом, – предложил доктор. – У нас хороший, сплочённый коллектив. Медицинские сёстры, младший медперсонал – все с большим (10 и более лет) опытом, чётко знающие и выполняющие свои функции. От медсестры не ускользает ничего: как ел ребенок, как спал; характер, частота и тембр кашля, реакция на проводимое лечение. Утром, сдавая смену, каждая медсестра сообщает врачу и принимающей смене о своих наблюдениях и изменениях в состоянии каждого ребенка, которые порой незаметны даже матери. Врач не может находиться с больным постоянно, поэтому большая доля ответственности лежит на медсестре отделения.

Мы покинули ординаторскую и познакомились с замечательными людьми. Одна из них – Галина Степановна Волкова, которая вот уже 43 года работает медсестрой ЦРБ, и ей работа нравится:

– Я не представляю себя на другом месте! Конечно, бывает, что я очень устаю и сама себе говорю, что доработаю до отпуска и всё, уйду на пенсию! Но отпуск подходит к концу, и я чувствую, как я соскучилась по своей работе, по людям, с которыми тружусь.

Мы застали Галину Степановну за работой – она ставила капельницу маленькой пациентке, сидевшей на коленях у мамы. Девочка доверчиво держала руку перед медсестрой, пока та совершала процедуру. Никаких слёз, капризов… Всё под контролем!

Вместе с Галиной Степановной в смене работает и младшая медицинская сестра Светлана Ивановна Петрищева. Она тоже не новичок в профессии. Моложавая, подвижная, расторопная – никогда не подумаешь, что ей больше двадцати лет: она как нельзя лучше вписывается в детский контингент своих подопечных. Светлана Ивановна отвечает за чистоту и порядок в отделении – работы у младшей медсестры хватает!

С благодарностью за ответственную работу и умение оперативно действовать при возникновении угрожающих состояний жизни у детей вспоминают тех медсестер, которые, отработав в отделении не один десяток лет, перешли на работу в другие подразделения: Нину Борисовну Лютоеву, Татьяну Аркадьевну Исакову, Валентину Дмитриевну Козлову, Елену Александровну Митякову, Елену Анатольевну Давидович. Все-таки тяжела работа в детском отделении с высокой долей ответственности и ночными сменами.

Мы вошли в просторное помещение столовой, служащей одновременно и игровой комнатой. Светло, чисто, тепло. Удобная мебель. Большой телевизор, шкаф с игрушками, много цветов…

Большое спасибо всем работникам больницы –
докторам, медсёстрам, нянечкам, поварам!

 Поздравляем вас с наступающим праздником
и желаем здоровья – вам и вашим пациентам.
Остальное приложится!

 

НАТАЛЬЯ САВЕЛЬЕВА. 

Комментарии (0)


Противодействие коррупции



Фотогалерея
Версия для слабовидящих