Архив новостей
понвтрсрдчетпятсубвск
   1234
567891011
12131415161718
19202122232425
26272829   
       

Главная Общество Наша мама Алевтина

Наша мама Алевтина

28 января 2020

17 января нашей дорогой и любимой маме Алевтине Денисовне Ворсиной из села Усть-Вымь исполнилось 90 лет. И в этот же день, ближе к полуночи, нашей мамочки не стало…

А в жизни все непросто…

Наша мама, Алевтина Денисовна, родилась 17 января 1930 года в деревне Шотогорка на реке Пинега Пинежского района Архангельской области. Она была четвертым ребенком из девяти детей, выживших в младенческом возрасте, из 12 родившихся в большей семье архангельских крестьян.

Родители, Денис Петрович и Анна Егоровна, с утра до ночи работали в колхозе, а старшие дети, в том числе моя мама, присматривали за «детским садом».

В 1930-е годы в деревне природа кормила людей: в лесу собирали грибы и ягоды, заготавливали дрова, дичь. Денис Петрович был и сапожником, и столяром, мастерил сани, плел корзинки для колхоза. Без леса, реки и своего огорода большой семье очень трудно было бы выжить. В магазине тогда имелся минимальный перечень товаров. Жили на заработанные в колхозе трудодни, которые выдавались в виде ячменя.

В годы коллективизации весь скот, в том числе лошадей и инвентарь, забрали в колхоз. В семье остались только корова и собака Шарик. Жизнь колхозников была трудной. Жили практически впроголодь. Еды никогда не хватало. Спасались рыбой, которой тогда в реке Пинега было много, картошкой со своего огорода. Теплой одежды было мало. В зимнюю пору в школу ходили по очереди, потому что практически нечего было надеть. Валенки были одни на двоих. Спали на матрасах из соломы и сена. Пол в доме был земляной. Выручала русская печь и полати, на которых проходило практически все время в холодную пору. Подрастающая молодежь стремилась уехать на учебу в город. Обратно практически никто не возвращался. Так и старшие братья Алевтины Денисовны подались в Архангельск. Весь труд в колхозе был ручной, машин и механизмов по большому счету не было. Рабочих рук не хватало. Для работы в колхозе привлекали всех.

В 1930-е годы для колхозников Русского Севера были законодательно оформлены крестьянские трудовые повинности и гужевые – на лесозаготовках.

Сражение за хлеб

Вместе с мамой Анной Егоровной и братьями Михаилом и Василием с одиннадцати лет наша мама работала в колхозе «Искра» Архангельской области. Верхом на лошади пахала, боронила, трелевала лес. Вручную сеяла, сушила сено, убирала урожай. 22 июня 1941 года колхозники сажали на поле картофель. Когда мама возвращалась с поля, она увидела плачущих у сельсовета и магазина людей, скорбь и печаль сковывала их сердца. Так для мамы и её родственников началась Великая Отечественная война.

Четыре с половиной года на реке Пинеге шло свое сражение – за жизнь, за хлеб. Снаряды не рвались, пули не свистели, но были похоронки, страшная нужда и тяжелая работа в поле, на лугу. Выполняли эту мужскую работу полуголодные женщины, старики, подростки, в том числе и наша мама. В годы войны было много людского горя и страданий. Но еще больше мужества, выносливости и русской душевной щедрости.

Наша бабушка, Анна Егоровна, получала деньги за сыновей-фронтовиков пятьсот рублей и две тысячи в год на младших детей. Деньги фронтовиков уходили на заем государству. «Детские» деньги тратили на крупы, соль и керосин. Было голодно, иногда голодали по три дня. Тогда Анна Егоровна обращалась к председателю колхоза и просила, чтобы выделили зерно на еду. Выдавали не более двадцати килограммов ячменя на месяц. В колхозе в основном оставалось зерно на семена, все остальное шло на фронт. Главным для всех была победа над врагом. И они приближали этот день, как могли, и дождались. 9 мая 1945 года всех жителей деревни собрали у сельсовета и объявили о Победе над фашистской Германией.

В 1946 году Указом Президиума Верховного Совета СССР медалью «За доблестный труд в годы Великой Отечественной войны 1941-1945гг.» наградили моих родных: бабушку Анну Егоровну, дядю Михаила Денисовича и маму Алевтину Денисовну.

Нашей маме в то время исполнилось 16 лет, она окончила семь классов, что по тем временам считалось серьезным образованием. Вернувшийся с фронта старший брат Тимофей предложил ей продолжить образование. И она поехала в город Архангельск, в платье, сшитом из трех окрашенных слоев марли, и в шерстяной кофточке. Хорошо, что по приезду в город помогли старшие братья, по мере возможности скромно одели и обули. Такая судьба была в те времена у большинства молодых людей. В Архангельский сельхозтехникум маму приняли даже без экзаменов.

В 1949 году, успешно окончив обучение, мама получила профессию торфоустроитель и направление в Усть-Вымский район Республики Коми.

С 8 октября 1949 года она – раймелиоратор Усть-Вымского райсельхозотдела, а с 10 февраля 1953 года по Указу Минсельхоза она уже мелиоратор Усть-Вымской МТС.

Вышла замуж в 1956 году за местного усть-вымского парня, Всеволода Васильевича Ворсина. Вместе они воспитали пятерых детей.

После реорганизации в связи с образованием совхоза «Усть-Вымский» с 28 января 1957 года мама работала инспектором отдела кадров. 18 июля 1958 года переведена на должность бухгалтера Усть-Вымского отделения совхоза «Усть-Вымский», где проработала в одной должности более 20 лет, до выхода на пенсию.

В 1969 году награждена «Медалью материнства» II степени; за работу в совхозе «Усть-Вымский» – медалью «Ветеран труда».

Время воспоминаний

В эти январские дни 2020 года, когда мама тяжело заболела и практически не вставала с постели, вся наша большая семья была в сборе, и мы круглосуточно, по очереди дежурили у ее постели. Слезы горечи и счастливые воспоминания, безмерная благодарность и любовь к нашей маме наполняли наши сердца. Все дети, внуки и правнуки приехали к ней. Собравшись, мы все вместе вспоминали, как были прожиты эти годы.

В 90 лет она отлично все понимала и воспринимала. И мы просили ее говорить, говорить и говорить. Нам хотелось ее слышать и слушать. Потому что она для нас – святая, безгрешная, очень умная и очень правильная.

Всего не опишешь в коротком рассказе, который по сути повествует о коротком периоде советского прошлого нашего края.

Первые годы пребывания мамы в селе Айкино, а затем в селе Усть-Вымь, были трудными, очень бедными, но счастливыми – это было время ее молодости, ее влюбленности.

Наш отец, Всеволод Васильевич, был человеком интересной и не очень характерной для советских детей, судьбы. Родом он из семьи, проживавшей на выселках с интересным названием Закуська, что на Куськином ручье. На таких выселках обычно жили старообрядцы, которые уходили вглубь тайги. Конкретно в Закуське было семь домов, был пруд на ручье и мельница. Общинный скотный двор с различным скотом, гумно и поля. Старообрядческая мини-община почти век жила своей обособленной и достаточно устойчивой, закрытой, трезвой жизнью. Занимались земледелием, охотились и рыбачили. Дичи и рыбы хватало. Все были грамотными.

А потом началась коллективизация. Скот увели, инвентарь увезли из Закуськи на центральную усадьбу колхоза в село Усть-Вымь. Выселок не стало. Община перестала существовать.

После отец нас водил по тем местам. Показывал, как была устроена Закуська: где были охотничьи избушки, где места для рыбалки. Работая на тракторе, уже в совхозе, он перепахивал поля и все нам рассказывал о родовых угодьях. Именно там он любил собирать грибы и ягоды. И мы вместе с ним. Наши предки никогда не шли против власти. Дед был грамотным милиционером в селе Усть-Вымь и ушел на фронт в 1941 году в составе Уральской дивизии. Погиб, защищая Ленинград. Бабушка оказалась в местах заключения на семь лет. Отца забрали в детский дом. Но он оттуда сбежал и жил у родственников, по мере взросления находясь практически в подмастерьях, владел и кузнечным, и плотничьим, и столярным, и сапожным делом, и многими другими ремеслами. Был мастером на все руки. В период знакомства с нашей мамой он практически не умел писать. Это мама его потом научила. Но права шофера уже имел. В любой технике разбирался прекрасно. В последующем выучился на крановщика. Интересен тот факт, что из армии он пришел сержантом, что говорит о его ярком характере. Он до самой старости легко выполнял сложнейшие гимнастические упражнения на перекладине, подавая нам великолепный спортивный пример. И мама его очень любила, как и он её. Мы это видели. И в этом был залог нашего семейного счастья и нашей семейной дружбы между детьми, внуками и правнуками на всю нашу жизнь.

Счастливое детство

Сначала наша семья жила бедно. Крайне бедно. В 1962-65-х годах строился свой дом. Как и в годы маминой юности, нас спасало натуральное хозяйство. Не сразу, постепенно. Шаг за шагом. День за днем дом наполнялся благополучием. Великими событиями стали покупка первого черно-белого телевизора «Неман», холодильника «Бирюса» и стиральной машины «Волга». Отец всегда делал лодки-стружки своими руками. Но потом купили лодочный мотор «Ветерок», и отец построил лодку под него. У нас появился мотоцикл «Иж» с коляской. Все было свое: с огорода, со скотного двора. Вначале были козы, но молока от них на семью не хватало. И тогда появилась корова, затем их стало две. Были куры, свиньи и овцы... Картошку собирали сотнями мешков. Подвал дома был всегда полон различными заготовками и вареньями. Семья по мере взросления детей трудилась, не покладая рук, работы дома всегда было очень много. Мальчишки с трудом могли вырваться поиграть в футбол. Отцу не нравилось, когда «пинали ветер». И нам было чем с ним заняться.

Сегодня все эти годы воспринимаются как счастье, как праздник. Охота и рыбалка, уха и дичь, ночевки у костра. Сенокос и печеная картошка на костре. Грибы и ягоды. Заготовка дров в лесу. Строительство лодки, скотного двора и бани. Изготовление мебели своими руками. Девчонки вязали из шерсти. Мальчишки помогали с вентилями, бреднями и сетями. И всегда что-то заготавливали, чистили и перерабатывали.

Всю свою жизнь, каждый выходной мама пекла пироги, пирожки и колобки. Это была святая традиция. И это с парным молоком! С пылу, с жару! С помощью русской печки томилось и переваривалось все: и кости рыбы, и мясо даже старых коров во вкуснейшие бульоны и супы. Мы помним, очень любим и бережем наш родительский дом, его тепло и уют. А мама... А мама всегда жила крайне скромно. Все для детей. Для себя по минимуму. Денег на себя никогда не хватало. В самые лучшие 1970-е годы зарплата составляла 68 рублей. У отца около 90 рублей. У бабушки пенсия 32 рубля. И это на восемь человек! Да и купить тогда в магазинах было нечего. Это потом, уже в 1980-90-е годы, работая на автомобильном кране совхоза, он стал хорошо зарабатывать. Но началась инфляция...

Купили домой гармошку. И старший сын Михаил на ней научился играть. С этого дня в доме всегда звучали песни. Играл проигрыватель, и были самые свежие пластинки. Были ружья и сети, бредни и невода. Были снежные крепости и качели, детские домики и игрушки. Спасибо за все это, прежде всего нашей маме. И самое главное – спасибо за ее правила жизни. За то, что она не уставала повторять: «не брать чужого; беречь честь смолоду, а костюм снову; после лени всегда идет стыд; уважай всех – и богатого, и бедного, и сильного, и слабого, и здорового, и больного; если не знаешь что, спроси у людей». Это правила советского человека. И для нее они были законом.

Все дети Алевтины Денисовны благополучны. Единственно, сын Василий ушел рано и трагически. Но и он жил достойно. Все уже на пенсии. Восемь внуков имеют высшее образование. Растут пять правнуков и правнучек. Мы типичные советские люди, с типичной для советского времени, трагичной в годы перемен и счастливой в «застойные годы» судьбой.

МИХАИЛ ВОРСИН,
сын. 

Комментарии (0)


Противодействие коррупции



Фотогалерея
Версия для слабовидящих